Священное воинство детей инквизиторов. Лимарев В.Н. Авторский сайт Лимарева В.Н.

  • Сорок цивилизаций.
  • Отрывок из исторического романа  Д. С. Мережковского:

    «Воскресшие Боги. Леонардо Да-Винчи.»

     

     

    Священное воинство детей инквизиторов.

  • Религии мира.
  •   Савонарола

    Во двор  монастыря Сан-Марко  утром собралась толпа  детей в одинаковых белых одеждах, с масличными ветками и маленькими алыми крестами. То было священное воинство  детей-инквизиторов, учрежденное Савонаролой для наблюдения за чистотой нравов во Флоренции.

    Дети, организованные в отряды, чего-то ждали, и вот ряды воинства заколыхались.  Бесчисленные маленькие ручки замахали алыми крестами, оливковыми ветками, и, приветствуя выходящего во двор Савонаролу, запели звонкие детские голоса: «Свет и просветление язычников во главе народа Израилева». Девочки обходили монаха, бросали в него желтыми весенними цветами, розовыми подснежниками и темными фиалками: становились на колени, обнимали и целовали ему ноги.

    Савонарола с нежной улыбкой благословлял детей.

    « Да здравствует Христос, король Флоренции! Да здравствует Мария Дева, наша королева!» - кричали дети.

    «Стройся! Вперед!» - отдавали приказания маленькие военачальники

    Грянула музыка, зашевелились знамена, и полки двинулись. Священное воинство должно было в последний раз обойти дозором Флоренцию для сбора «сует и анафем».

    Вечером на площади Синьории было назначено «сожжение сует».

    Двор опустел.

    Купец Чиприано прошел через двор к приору монастыря Сан-Марко, Савонароле он предложил за статуи, картины и прочие произведения искусства, предназначенные к сожжению, значительную сумму, затее увеличил  её вдвое.

    Монах ничего не ответил.

    Отец Джироламо, я разорю себя, отдам все, что у меня есть – сорок тысяч флоринов.

    Савонарола поднял на него глаза и спросил: « Если вы разоряете себя, и нет вам корысти в этом деле, о чем вы хлопочите?»

    Купец ответил: «Я не хочу, чтобы сжигали произведения мудрецов и художников».

    «Утешьтесь» - ответил Савонарола – «на костре погибнет достойное гибели, ибо злое и порочное не может быть прекрасным».

    «Уверены ли вы отец» – сказал Чиприано -  что дети всегда без ошибки могут отличить доброе от злого в произведениях искусства и науки.

    «Из уст младенца правда исходит», - возразил монах. - «Ежели не обратитесь и не станете как дети, не можете войти в царство небесное».

    Купец, уходя, пробормотал: «Безумие».

    Савонарола вспыхнул: «… вы пляшите вокруг золотого тельца, безумствуете во славу бога вашего Мамона. Вы издеваетесь над монахами, плясавшими перед крестом на площади. Посмотрим, что будет, когда я заставлю не только монахов, но и весь народ флорентийский, плясать вокруг Древа Спасения, как некогда Давид плясал перед ковчегом.

    В это время отряды, двигаясь к намеченной цели, во дворец Медичи.

    Загремели трубы. Застучали барабаны. И с радостным криком, смехом и пением  псалмов рассыпались маленькие инквизиторы по залпам, творя суд Божий над соблазнами искусства и науки, отыскивая и хватая «суеты и анафемы» по наитию Духа Святого…

    Перед темною, стройною башней Палаццо Веккио, готов был костер: восьмиугольная пирамида сколоченная из досок с пятнадцатью ступенями. На ступенях в определенном порядке  разложены произведения искусства. Над всем возвышалось громадное чучело - изображающее дьявола, родоначальника «сует и анафем», начиненное порохом, козлоногое, похожее на древнего бога Пана.

    Толпа ждала торжественного сожжения.

    Когда стемнело, над толпой пронесся шепот: «Идут, идут!»

    В молчании, в сумраке, без гимнов, без факелов, в длинных белых одеждах, шли дети - инквизиторы, неся на руках изваяние Младенца Иисуса. За ними шли монахи, клир, члены совета Восьмидесяти…трубачи и булавоносцы.

    На площади сделалось тихо, как перед смертной казнью. На каменный помост взошел Савонарола и произнес торжественным голосом: «Вол имя Отца и Духа Святого – зажигайте»

    Четыре монаха подошли к пирамиде с горящими смоляными факелами и подожгли с четырех концов.

    Трубачи затрубили. Монахи грянули: «Тебя Бога хвалим».

     Дети звонкими голосами подхватили….

    Затем монахи вокруг костра начали пляску, распевая:

    ….

    Опьяненные любовью

    К истекающему кровью

    Сыну Бога на кресте

    Дики, радостны и шумны

    Мы безумны, мы безумны

    Мы безумны во Христе!

    Мы крестиками машем

    И пляшем, пляшем, пляшем.

    ….

    Христово воинство.

    Примечание:

    Роман Д.С. Мережковского «Воскресшие боги. Леонардо да-Винчи» целиком опирается на исторические свидетельства.

    Дмитрий Сергеевич Мережковский (1865-1941) был выпускником историко-философского факультета Петербургского университета.

    Можно усомниться в правдоподобности некоторых деталей посвященных сжиганию сует во Флоренции, но Мережковскому удалось показать логику развития подобных ситуаций.

    Итальянский историк Пасквале Виллари  (его книга: «Джироламо Савонарола)  показал  о преувеличениях в описании деятельности Савонаролы. Он в частности, обратил внимание на то, что Савонарола и его монахи  позаботились о сохранении замечательной библиотеки, собранной Медичи.  Джироламо не был врагом науки, искусств и поэзии, он лишь хотел указать, что каждой музе свое, подобающее ей место. (Комментарии к роману  Дм. Панченко.)

  • главная